Русские в Чехии и Моравии

Новости из России

 

 

  Андрей Савельев - Чем недовольны русские

 

Русское недовольство положением дел в России имеет особенный смысл. У нас нет другой страны, и бежать нам отсюда некуда. Наши предки создавали Россию, и она - наше достояние. Нас в ней более 80%, а вместе с людьми, воспитанными русской культурой, -более 95%. И всё, что происходит в России, непосредственно касается нашего народа, его жизни и судьбы.

Наш народ отвечает за судьбу своей страны. Если мы не решим её проблем, их не решит никто. Именно русские решают не только свои проблемы, но и проблемы всех коренных народов нашей страны. Но мы знаем, что отличаемся от других народов: от одних в меньшей степени, от других — в большей. Мы знаем также и то, что именно к нашему народу со стороны российской власти проявляется особое внимание — такое, какого лучше бы не было совсем.

У нас общие проблемы с другими народами, населяющими нашу страну, но мы эти проблемы ощущаем острее. Посягательство на существование нашего народа для нас особенно болезненно, хотя негативные действия власти ощущают и другие народы России. Русские для врагов нашей страны — первые в списке, потому что они сильнее духом и их численно больше.

Мы же не просто недовольны жизнью, но недовольны ею именно как русские. У нас маленькая зарплата, плохое жильё, нет детсадов, ненадёжные самолеты... И власть, в основном, действует только в корыстных интересах чиновников и грабителей-миллиардеров.

Нас беспокоят не только социальные проблемы, но и национальные. Мы страдаем как нация от русофобии власти, от этнобандитизма, не встречающего отпора правоохранительной системы, которую мы содержим, от невозможности защищать свои политические права и интересы. Понимаем, что наши проблемы в частной жизни в основном не от того, что мы не знаем, как организовать свою жизнь, а оттого, что нам вредит бездарное управление государством, коррумпированные чиновники.

Нам плохо живётся потому, что усилиями коммунистического, а потом либерального режима мы разобщены. В нашем народе уничтожили национальную солидарность. Мы остро чувствуем отсутствие её: у нас мало надёжных друзей, мы не знаем своих соседей, не рассчитываем на помощь родственников и сами не готовы её оказывать. Это происходит оттого, что у нас отняли традиционные ценности, вокруг которых объединялись наши предки. А сейчас пропагандой вытравливают желание вновь вспомнить о том, как мы жили, во что верили, чему служили, что защищали.

Восстановить утраченное мешают чиновничьи кланы, этнобандитские формирования, бизнесмены-олигархи. Они знают: если мы объединимся, им придётся подыскивать себе другую страну. Поэтому делают всё, чтобы все стали нечувствительны к боли о судьбе своего народа, сами друг друга резали в криминальных потасовках, спаивали дешёвой водкой, уничтожали детей абортами, оскверняли семейные узы и любовь изменами, предавали своих друзей, смирились с тем, что должны исчезнуть.

Русские уничтожаются морально, интеллектуально, политически и физически. Потому русские вымирают, утратив инстинкт самосохранения, продолжения рода, любовь к семье, детям и внукам. Наш народ является становым хребтом российского государства, сломав который можно завладеть страной и её природными богатствами. Кому-то очень хочется, чтобы нас стало намного меньше. И чтобы мы этому не противодействовали.

Правительство не позволяет русским консолидироваться по национальному признаку, чтобы наш народ смог последовательно отстаивать свои интересы, права, веру, следовать нашим традициям. Власть сама порождает вражду между народами, которые всегда мирно жили бок о бок, имея свою культуру, язык, историческую миссию. Многие народы России власть в последние десятилетия сделала почти поголовными русофобами, готовыми сотрудничать с чиновниками в деле истребления нашего народа.

Она ввела в действие антирусское законодательство — пресловутую ст.282 УК, которая применяется практически исключительно против русских. Русским запрещают собираться на митинги и марши. Нерусские организации с такими запретами сталкиваются исключительно редко. Русским нельзя открыто говорить о своих проблемах и о своих претензиях к власти.

У русских до февраля 1917 года была своя страна, своё государство, в котором власть не стеснялась называть себя русской, русская культура доминировала, заимствуя необходимое, прежде всего, из европейской и мировой культуры. С 1917 года власть называла себя советской и коммунистической. После 1991-го она стала либеральной, космополитичной.

Исторически мы репрессированы, что является преступлением. Наша власть ставит цели достижения «демократии», «свобод», но под видом «демократии» нам подсовывают пустые развлечения и разврат, коррупцию и воровство, равнодушие и эгоизм. Мы не хотим такой свободы. Она превращает нас в рабов.

Разрушив единую страну, власть поделила и наш народ.

Мы не видим стремления её защищать русских ни в своей стране, ни за её пределами.

Мы не можем спокойно относиться к тому, что территории, заселённые преимущественно русскими, начинают заполняться пришлыми инородными элементами. У нас создается впечатление, что правящие кланы хотят вообще коренным образом изменить соотношение русских и нерусских людей в стране и даже в Центральной России.

Чужаки не встраиваются в русское общество, а противопоставляют себя ему. Они цинично демонстрируют пренебрежение к русским, не меняя своих привычек и стереотипов поведения. В бытовом общении и в деловой практике стремятся к подавлению русских, захвату территорий и целых отраслей хозяйства. Инородческие кланы вытесняют нас из бизнеса, из власти и высокодоходных сфер деятельности. Русские города покрылись сетью «восточных базаров», в исконно-русских землях как грибы после дождя растут мечети, уродующие их исторический облик. Москва — наша древняя столица — уже не русский город.

В России мы у себя дома. По-этому этнические банды для нас — самый очевидный враг, которого мы должны подавить, или он подавит наш народ.

Мы чувствуем себя брошенными и хотим как-то объединиться. Но пока не знаем как. Наши политические лидеры ещё слишком неопытны, излишне амбициозны. О русских практически не упоминают в СМИ. У нас нет ни одного теле- или радиоканала и даже ни одной передачи о русском народе. Русские газеты и журналы имеют незначительные тиражи, не поддерживаются государством и не могут считаться общедоступными.

Мы сами уже готовы сомневаться в собственном существовании. Потому что, благодаря обработке наших мозгов «четвёртой властью», не знаем толком, кто мы и откуда. Мы мало знаем нашу культуру, даже православные благочестивые традиции едва вспоминаем.

Понятие «русский» отодвигается вглубь веков, в фольклор — к избушкам на курьих ножках, к «лапотным» временам и былинным сюжетам, которые интересуют в основном только историков. Образование совершенно лишено национальных основ. Русская культура в упадке. Русским не дают слушать русскую музыку, смотреть русские фильмы, навязывают повседневное присутствие в нашей жизни чуждых культур и культов. Или вовсе бескультурья, невежества, хамства, скабрёзности. Власть ведёт политику денационализации, дерусификации.

Стоит кому-то поднять «русскую тему», и его тут же заносят в «чёрные списки», перекрывают доступ к массовой аудитории. Часто слово «русский» звучит в сочетании со словом «фашист».

Может быть, власть даже и не знает точно, кто такие русские. Но это не может быть оправданием.

Мы хотим для себя такой власти, которая дала бы нам право на жизнь, достойную великого русского народа.

Андрей Николаевич САВЕЛЬЕВ

 

www.russdom.ru/node/1500
 

 

 

 

«Нужно деидеологизировать карту страны»

 

 

«Нужно деидеологизировать карту страны»

На днях было озвучено предложение назвать ряд московских улиц именами адмирала Колчака и других белых полководцев. За разъяснениями корреспондент «Росбалта» обратился к одному из авторов этой идеи, лидеру общественного движения «Возвращение» Юрию Бондаренко.

Юрий Константинович, кого представляет ваше движение?       

В движение «Возвращение» вошли люди, для которых очевидно, что история России насчитывает более тысячи лет, и наше отечество родилось не в октябре 17-го года. Так вот, если нашему отечеству более тысячи лет, то этот факт должен быть оформлен. Топонимика – это поэтическое оформление страны.

Если говорить о персоналиях, то среди нас известные интеллектуалы и политики. Можно сказать о главе Издательского совета Патриархии о. Владимире Силовьеве, докторе исторических наук Наталье Нарочницкой, известном проповеднике Андрее Кураеве. Среди нас вице-президент Российского фонда культуры Елена Чавчавадзе, замдиректора Института российской истории РАН Владимир Лавров, глава Союза православных граждан Валентин Лебедев, ведущий топонимист страны, доктор филологических наук Михаил Горбаневский. Фиксированного членства в нашем движении нет: а зачем?

Перечисленные вами персоны представляют, пожалуй, лишь одно «крыло» российского общества: «державно-патриотическое»Представлен ли у вас как-то демократический фланг?

Вы знаете, этот фланг в последнее время как-то, к сожалению, скукожился. Участвовал, например, журналист радио «Свобода» Владимир Кара-Мурза. Деятели СПС и «Яблока» тоже выступают за то, чтобы убрать коммунистические названия. У нас с ними были некоторые расхождения: они хотели старинные улицы в центре Москвы назвать именами Высоцкого и Окуджавы. То есть, «убить» достойными именами историю. Зачем же в центре? Можно новые назвать.

Теперь перейдем к сути. Что вы хотели бы переименовать, по какому принципу?       

Есть три основных пути, относительно коих мы стремимся достичь консенсуса в обществе. Первое: по возможности вернуть исторические топонимы, которые являются такими же памятниками истории и культуры, как здания дворцов, храмов, мечетей. Многие из этих топонимов имеют 500-летнюю историю и, тем не менее, заменены.

Далее, постараться убрать наиболее неблагозвучные названия, откровенно режущие слух, как Авиамоторная, Газгольдерная или Шарикоподшипниковская, а то еще улица 8-го Марта. И, наконец, убрать наименования в честь наиболее одиозных личностей. Самый яркий пример – это Войков. Станция метро «Войковская» и пять войковских проездов.

Давайте сначала рассмотрим исторические наименования. Вопрос этот более или менее ясный, но все-таки, дайте некоторый исторический экскурс.

Раньше, до 1917 года, названиями в России никто не занимался. Не было в стране такого органа. Имена складывались исторически: называли места или по профессии проживавших там людей, или по ближайшему храму, или по наиболее заметному дому или его домовладельцу. Очень мало было названий мемориальных, в честь кого-то. И уж тем более, не было названий, которые бы несли в себе имя числительное – типа «улицы 1905 года» или «10-летия Октября», или «проспект 60-летия Октября». То есть, даже не в честь события, а в честь годовщины его. Бред в квадрате!

После революции, желая закрепить свою власть навеки, руководители советского государства сразу же переименовали все, что только можно. Они бы вообще все переименовали, но не было технической возможности: началась элементарная путаница. Имя нашего «скромного вождя», например, уже к 1919 году носили три улицы в Москве.

Сталин развил ленинское начало, дополнил его. Чтобы не было одного только скопища Свердловых, Кировых, Троцких и Дзержинских, их разбавили писателями. Добавили Добролюбова, Некрасова… Понятно, что не Лермонтовых, Тургеневых и Достоевских в первую очередь, но потом и они появились, в гораздо меньшем количестве.

К годовщине смерти Пушкина, его вернули из пыльного сундука, куда он был сразу после революции заброшен. А к 1937 году, к столетию со дня смерти, в каждом городе появились улицы и площади Пушкина.

Эта модель изменялась в том смысле, что очередной враг народа вылетал из обоймы героев – в какой-то момент из нее вылетел и Сталин. Дополнялось кем-то. И так ленинско-сталинская топонимическая модель благополучно дожила до начала 90-х годов.

А дальше

Она была частично видоизменена. Но не разрушена. В центре Москвы, в пределах Садового кольца, возвращены были исторические названия улиц. В Петербурге, вместе с именем города, тоже были возвращены названия в центре. В Великом Новгороде, Владимире, Белгороде и еще двух-трех городах – по нескольку улиц. В остальных городах – одна-две улицы, которые бросили, как кость, общественному мнению.

Разразившийся в 1991 году финансовый кризис, а за ним и политический — 1993 год, расстрел Белого дома, — идею топонимики возвращения похоронили надолго, более чем на 15 лет. И наше движение, созданное полтора года назад, поставило себе целью изменить данную ситуацию.

Хорошо, с историей более-менее понятно. «Газгольдерные» и «шарикоподшипниковские» улицы тоже могут, вероятно, служить резервом для переименований. А вот с «одиозными деятелями» далеко не все так просто. По вопросу о том, кого считать «одиозным», в российском обществе вряд ли возможен консенсус. И здесь мы опят подходим к личности Петра Войкова: как я понимаю, на сегодня это «одиозный №1».

В общем, да. Войков – это международный авантюрист-революционер, который учился в Швейцарии химии, и знания эти ему пригодились при убийстве царской семьи. Когда уже белые подходили к Екатеринбургу, Ленин велел Свердлову уничтожить царскую семью. И Войков выписывал пять пудов серной кислоты (80 литров), чтобы растворить трупы. Убили, ограбили, вывезли в Ганину Яму, сожгли, остатки трупов растворили серной кислотой.

Одну минуточку. Юрий Константинович, вы не верите в подлинность «екатеринбургских останков» царской семьи?

Лично я не верю. Но дело, в конце концов, даже не в этом. Все нынешние разговоры про останки, как и «реабилитации»,которой добились сторонники Марии Владимировны Романовой, — это желание увести общественное мнение от главного вопроса: а кто приказал это сделать? Если Ленин – то почему именем бандита названы проспекты и города?

Если предположить, что Войков действовал в составе преступной группы Ленина – Свердлова – Войкова, зачищал следы преступления, то тогда эту группу и надо судить. Если же допустить, что Войков действовал по своему усмотрению, то сохранение его имени на карте Москвы можно расценивать как нарушение закона о борьбе с терроризмом. Если еще вспомнить, что убитые причислены к лику святых,то убийца святых, прославленный на карте Москвы – это оскорбление чувств верующих. Да, верующих у нас не подавляющее большинство и вообще не большинство, но 20-30% найдется. 

Так вот, если он террорист-одиночка, то тогда за каждый расчлененный труп ребенка Войков получил по проезду в Москве. Станция метро «Войковская» и пять Войковских проездов рядом! Чикатило нервно курит в стороне – мечта любого маньяка.

Вы знаете, я не встретил ни одного человека, который бы защищал Войкова! Я был много раз на всевозможных дуэлях, на демократическом телевидении Лесневской, и на «Эхе Москвы», на ТВЦ недавно. И никто не защищал Войкова. Только к Лужкову уже было 4 обращения, и к президенту Медведеву. С какой точки зрения ни посмотри, это ни в какие ворота не лезет!

И чем же кончились попытки переименовать «Войковскую»?

Пока ничем. Одно время глава метрополитена Гаев говорил: «Это дорого. Вы отнимаете деньги у пенсионеров».

Мы предлагали: давайте переименуем «Войковскую» в «Петербургскую»! Рядом дорога, соединяющая обе столицы. Можно объявить тендер, и, без сомнения, многие петербургские дизайнеры примут участие в украшении. Тем более, в Москве нет ни одного названия, связанного с Петербургом! У нас есть станции метро «Рижская», «Римская», «Братиславская», «Пражская», увековечены города от и до! А «Петербургской» нет.

Я спрашивал коммунистов в Мосгордуме: «Что вы так держитесь за Войкова? Ведь подонок же был, как ни крути!» Говорят: «Да, он подонок. Но ведь стоит нам согласиться Войкова убрать, вы же не остановитесь на Войкове! Вам только дай!»

Но ведь это так?

Конечно, но мы хотим справедливости. Вот посмотрите, умные люди подсчитали: десять самых распространенных улиц России. На первом месте – Советская: 8409 улиц. Молодежных – 8300. Центральных – 8 тысяч. Школьных – 7400. Новая, Садовая, Лесная, Набережная. А из имен первое – Ленина: 5618 улиц.

Однако многим нашим гражданам нравится Ленин. И, если уж на то пошло, очень многим нравится Сталин. Есть широкое движение «за Сталинград», например.

За Коммунистическую партию РФ у нас голосует 6-я или 7-я часть населения. Тогда как все эти бесчисленные наименования в честь Ленина, Дзержинского и т.д. можно расценить как бесплатные баннеры КПРФ. На каком основании ей в бессрочное пользование отданы проспекты?

А Сталинград– это город Сталинградской битвы. Я не против того, чтобы в Москве был, как в Париже, Сталинградский бульвар. Это брэнд. Наши предложения были, чтобы городу вернуть историческое название Царицын, а центральную улицу назвать Сталинградский проспект. Но не называть город в честь Джугашвили.

И вот здесь мы подходим к самому щекотливому моменту: вашей инициативе с Колчаком.

Лучше всего – деидеологизировать вообще карту страны: убрать идеологически обоснованные названия и не называть улицы именами политиков. Но коль скоро на наши предложения не обращают внимания, мы предложили: ну, коли так, раз у нас по-прежнему есть Чапаевские переулки и Буденовские проспекты, почему бы не назвать улицу именем Колчака?.

Полярный исследователь, официально признанный глава российского государства. Правопреемник Временного правительства. Он предшественник нынешней демократической России. Вся политика, которую осуществляет ныне Россия во всех областях (в экономике, в построении демократического общества) — это все один в один программа Колчака.

Почему человека, который погиб под бело-сине-красными знаменами за Россию, не увековечить в Москве? Чем он хуже Маркса, который был отпетый русофоб? Мы и предложили: Марксистскую улицу на Таганке переименовать в Колчаковский проспект.

Беседовал Леонид Смирнов

 

 

 http://www.rosbaltpiter.ru/2008/11/07/539710.html
2008-11-07

 

 

 Ополье

 

 

Ополье: 18 октября  Елена ЧУДИНОВА

 

 

 

 

Если бы кто-нибудь сказал бы мне лет в шестнадцать, что я своими глазами увижу воздвижение памятника белогвардейцам – я бы, наверное, не поверила. Трудно было поверить даже и сейчас: Советская власть рухнула уж вон сколько лет назад – а первый каменный памятник северозападникам возведен только в нынешнем октябре.

Но вот – проделав путь из Москвы в Санкт-Петербург, а из него уже в село Ополье – я стою под моросящим балтийским дождем, в церковной ограде, перед монументом.

«Вечная память христолюбивым воинам Талабского, Семёновского, Островского полков Северо-Западной армии жизни свои положившим за святую Русь» – гласит надпись на черном граните. Ниже идут имена: Палехов, Егоров, Балондин, Дунаев, Евстафиев, Короленко, Макаров, Мартимьянов, Матвеев, Семенов, Тюнн, Федоров. Имена эти извлекли из забвения архивные работы Ямбургского братства во имя Св. Архистратига Михаила. Воины эти, погибшие во время наступления Юденича на Петроград под Ямбургом, были похоронены в Ополье. Впоследствии надгробия их были уничтожены большевиками.

Памятник был воздвигнут по благословению настоятеля Крестовоздвижеского храма митрофорного протоиерея Иоанна Белевцева, заслуженного профессора СПбДА.

За панихидой, во время которой о.Иоанн произнес проповедь, разъясняющую духовный смысл понятия «Святая Русь», следует лития, салют из трехлинеек, возложение цветов, речи…

Сколько же усилий благородных энтузиастов сосредоточилось в этом граните! Государство у нас отнюдь не выделяет средств на увековечивание памятников белогвадейцам, сражавшихся «против чужеродного эксперимента, чудовищные результаты которого сегодня почти всем очевидны», как сказал в своей речи С.Г.Зирин, вице-председатель братства и редактор альманаха «Михайлов день». Что же, раз государство у нас такое бедное, владелец ямбургской мастерской Н.М.Литвинов положил благотворительный почин, решив безвозмездно изготовлять памятники воинам СЗА. А скольких нервов стоило братству преодоление бюрократических препон, чинимых местными властями! Как тут не вспомнить о том, что и сам Ямбург до сих пор носит имя эстонского изувера-чекиста Виктора Кингисеппа! (Очень хитрым манером местные власти завалили референдум. К двум вопросам «Хотите ли Вы, возвращения названия Ямбург?» и «Хотите ли Вы, чтобы осталось название Кингисепп?» был добавлен третий вопрос: «Может быть, Вы предпочитаете название Ямгород?» Фокус, восхитивший бы, думается, любого социолога. Сторонники отмены названия «Кингисепп» оказались поделены на две части.) Еще совсем недавно, в минувшем марте, городским школам пытались навязать напичканное советскими мифами пособие по истории края.

Что ж, положение в Ямбурге отражает положение повсеместное. Народ наш по-прежнему живет в состоянии хронической шизофрении. Семья царственных мучеников давно канонизирована, а станция московского метро по-прежнему носит имя цареубийцы. (Попытки исправить этот безнравственный парадокс предпринимались недавно общественной комиссией «Возвращение»: мэрия их блокирует).

Христолюбивое воинство… Советские годы сумели основательно стереть в умах потомков то, что было совершенно очевидным современникам: однозначно религиозный характер той войны. Занятно бывает иной раз ткнуть оппонента носом в фотографии аэропланов и бронепоездов. Не то удивительно, что на белых машинах изображены кресты и лики святых, но как-то уж вопиюще откровенно машины красные разрисованы чертями, ведьмами на мётлах, прочей совершенно сатанинской символикой. Тогда каждый знал, за что он идет воевать, знал четко, без аллегорий. А победив, как это обычно и бывает, Зло сделало вид, что его нет. Какие такие черти? Воевали за «светлое будущее».

Противостояние в обществе набирает обороты. Тут и недавний демарш спецслужбистов, пожелавших возвращения железного Феликса, тут и муссирование сталинской темы в контексте проекта «Имя России». С другой же стороны – эффектный выход фильма «Адмиралъ». Многие посмотревшие уже жалуются, что-де фильм получился ванильно-карамельный, слащавый. Да пусть хоть десять раз так! Важно одно – положительный образ Колчака.

Об33,11 Kbо многом невеселом думалось под низким облачным небом. До этого дня не дожил замечательный военный историк О.А.Калкин, чье научное наследие опять же не в достаточной мере еще востребовано в сегодняшнем дне. Ничего, время для его трудов еще настанет, как настал день возведения этого скромного камня.

Ах, Талабский полк, рыбари Христовы! Острова гордой и отважной рыбацкой вольницы нипочем не смогли бы собрать сегодня героического воинства. За десятилетия «чужеродного эксперимента» население спилось и выродилось. Нынешние жители даже не знают о том, что являются потомками белых. Об этом с горечью рассказывали мне историки на следующий день, когда мы бродили по Ямбургу. Мы проходили мимо памятника – куда роскошней опольского камня, памятника весьма своеобразного, так сказать – двухьярусного. Верхний напоминал о погибших солдатах Великой Отечественной, нижний – о мифических «погибших от рук белобандитов». История-история! Как же медленно ты расставляешь все на свои места!

 Радио Радонеж

 

Читайте о " белом движении"

centrum-ruske-diaspory.webnode.cz/o-bjelom-dvizhjenii-pisatjel-shmjeljev/

Diskusní téma: Нужно деидеологизировать карту страны

Datum
Vložil
Titulek

вернем русские названия

Живя в ЧР диву даешься как Чехи во все тяжкие времена сохранили свои исконные названия : здесь и Мразовка, и Мотол,
и Ольшаны... У нас бы давно переименовали в кладбище Дзержинского или еще какого-нибудь преступника...
Так надоели эти гнусные имена и рожи.

Vyhledávání

© 2008 Všechna práva vyhrazena.

www.centrum-ruske-diaspory,webnode.cz